Надежда

Сложно придумать более подходящее время для осмысления новых «Звездных войн», чем возвращение домой из татуинского кинотеатришка, где тебе и двум рептилоидам на задних рядах только что прокрутили очередной эпизод. В рукаве песчаной бури, в складках местности на забытой богом планете, сейчас-сейчас, в близкой-близкой галактике, ты запрыгиваешь в шаттл, выскользнув маленькой зеленой фигуркой из гигантского имперского ТЦ у транспортной развязки, прикладываешь свою карточку к побитому турникету и плюхаешься на жесткое сиденье у окна. Темень, снежный дождь, спящие дома и нечеткие очертания далеких районов нанизываются на твой обратный маршрут, неиссякаемые — даже ночью — легковушки и фуры в область и из области размазываются бесконечными синими лучами, когда вагоновожатая с выбившейся из-под берета прядкой одним из щупалец лениво подносит к пупырчатому рту микрофон и объявляет: «Внимание, приготовьтесь к прыжку в гиперпространство», а другим тянет на себя линялый красный рычаг.
 
В левом нижнем углу неприветливого пейзажа еле заметно светится бегущая строка «Останкино 17, военная база повстанцев». За грядой мрачных скал, посреди заметенного снегом плато торчат шпили аскетичной человеческой постройки: даже в этом суровом климате, где вечный град сечет щеки и порывы ветра сбивают с ног, мы сумели создать приемлемые условия для жизни. Соседние жилые модули соединены друг с другом герметичными переходами, чтобы свести к минимуму контакты с ядовитой атмосферой этой планеты, остановки оборудованы дыхательными масками, чтобы пассажиры не теряли сознание, ожидая транспорт, на крупных улицах через каждые двадцать метров установлены яркие витрины с изображениями красивых, веселых молодых людей, которые вызывают короткое ощущение внутреннего тепла, а также помогают не сбиться с маршрута, когда ты тащишься сквозь метель к метро.
 
Я знаю, что сейчас этот мир далек от совершенства, очень cуров и агрессивен, но я надеюсь — в конце концов, все сопротивление строится на надежде — что, когда завершится терраформирование, мы (ну, или, может быть, наши потомки) будем жить на чистой, зеленой и гостеприимной планете. В ее фешенебельном историческом центре, где можно засыпать с открытым балконом, где солнечный луч каждое утро прорезает одну и ту же щербатую щель между домами и попадает тебе точно в правый глаз, потому что ты спишь на левом боку, лицом к окну, спиной ко мне, где «шесть ноль ноль» — это не имя мглы и высшей степени безнадеги, но имя розового безоблачного рассвета с сатурнианскими кольцами, простертыми через весь небосклон; где бородатый бариста прямо на улице сосредоточенно варит медовый раф, олицетворяя одновременно растущий малый бизнес, здоровый образ жизни и все основные тренды летней мужской моды; где жизнь давно распространилась за пределы железных стен, Земель, Лун, Марсов и Венер, переросла рейтузы часовых поясов UTC+3 и UTC-8, разогналась до релятивистских скоростей, просеялась через воронки времени и пространства, осела на разнообразных небесных телах и по-всякому там взошла.
 
Как любой повстанец, которого еще не сломила Империя, я искренне верю, что это случится, и однажды — years from now — нескладный наследник моего генетического багажа, опустив капюшон и слушая пустоту за окном межзвездного трамвая, пошевелит хоботком / жмыкнет присоской / пошуршит хвостом или еще каким-нибудь отростком, прилепится к стеклу, за которым будет плавать приближающаяся подызносившася Земля, и прошепчет (ну, или как будет называться то действие, в которое окажутся вовлечены его способность к аналитическому мышлению, некое подобие дыхательных мышц, а также что-то вроде голосовых связок) — почти как я, откинувшись на спинку кресла в пустом огромном кинозале, одними губами: «Пизде-е-е-е-ец…»

Fan fiction

«Звездные Войны» — при всей их наивности, антинаучности «сверхсветовых прыжков» и детсадовских звуках бластеров — на самом деле представляют собой одну из самых логичных и красивых моделей вселенной.
Вот подумайте сами, давным-давно, в далекой-далекой галактике человечество — не наше, другое какое-то, точно так же сложившееся из РНК, кислотных дождей и выползших на сушу земноводных — однажды вышло за пределы своей атмосферы и покорило все околосолнечное — или что там у них было — пространство, построило базы на Луне — или как она называлась — и Марсе — или — потом основало там уже неробкие и довольно постоянные автономные колонии, которые со временем начали демонстрировать что-то типа претензий на самостоятельность, типа сферических, дословно, ДНР и ЛНР в, буквально, в. а. к. у. у. м. е. Потом это то человечество взяло и совершило — лол — сверхсветовой скачок — ну, то есть, говоря научно, сделало критическое открытие на пути к межзвездным перелетам, изобрело долгожданный варп-драйв, создало искусственные кротовые норы и т. д. — короче, нашло наконец способ заспермить собой не только ближайшие небесные тела, но и отдаленные — а также очень отдаленные — голые тундры, лежащие в других пригодных для жизни районах глубокого космоса.
И вот началось. Сначала левый рукав, потом правый, потом самая жопа, то есть темное и неблагополучное галактическое гало, потом Земля — ну, та, ихняя, — стала мерцать ностальгической голубой точечкой в круглых окнах удаленных миров, усосавшись в чьей-то памяти в одну солнечную улочку на столичном Юго-Западе, а в чьей-то отсутствуя вовсе. Пройдет время — ну, вернее, — проплывут мегатонны какой-то там экзотической материи, и все выйдет из-под контроля. Ответственные товарищи перестанут выходить на связь, колонии в одностороннем порядке провозгласят независимость, семена человечества начнут расти сами по себе, приживаясь вопреки бурям в негостеприимных пустынных мирах и нежно размножаясь в благодатных влажно-тропических; где-то сброшенная на удачу в темные воды популяционная бомба спровоцирует неожиданный терн оф ивентс и породит огромных шарообразных существ с многочисленными щупальцами и ртами, т. н. «ратаров», где-то не до конца сформировавшиеся неандертальцы с волосатыми лицами, однажды потерпевшие позорное фиаско на оригинальной Земле, получат шанс на файтбек в виде внезапно упавших с небес Калашниковых и эволюционируют в национальность Вуки, которая, как известно, так и не развила навыков членораздельной речи, но зато в совершенстве овладела искусством беспощадной стрельбы из любого оружия.
Из-за полной и бесповоротной рассинхронизации всех этих процессов, происходящих в невероятно удаленных друг от друга точках пространства и времени, никто не узнает — а если и узнает, то не поведет бровью (или что там у них к тому времени вырастет) — когда цивилизация праотцов, породивших вот это вот все — цивилизация, собственно, тех первых человеков, которые сначала робко проникли, а потом все вот так безобразно заселили, — в ощем, когда эта изначальная раса внезапно прекратит свое существование, т. е. накроется медным тазом, всем будет абсолютно насрать. В этот драматический момент только несколько худосочных интеллектуалов, сохранивших отрывочные знания о древних, среди которых (знаний) случайно окажется твоя фоточка из инсты с уебищным фильтром и пара страниц из нашей провальной переписки в тиндере, соберутся на своей кухоньке в релятивистском замкадье, тихо всплакнут и, может быть, послушают My Chemical Romance.
Что же касается всех остальных, развешанных по созвездиям со стертыми именами существ, то они просто проигнорируют этот факт и, как ни в чем не бывало, вернутся к своим нелепым прыжкам в гиперпространство, смешным звукам бластеров и маневрам между горами техногенного мусора, продолжая перебрасываться короткими репликами на каким-то чудом сохранившемся Всеобщем Бейсик Инглиш. Пройдет какое-то — ну, типа — время, шевельнется, то есть, пара жирных синусоид где-то в самых глубинных октавах, и несколько человекоподобных чуваков, тоже имеющих доступ к архиву YouTube и позаимствовавших дизайн своих шлемов из клипа на Get Lucky, решат взять ситуацию в свои руки. Ну, то есть, навести порядок. Первый, как бы, порядок. Дальше все по накатанной: их команда, облаченная в моднейшие полимерные доспехи, быстро и профессионально загружается на борт военного транспорта, между зелеными стволами девственной сельвы тревожно мелькают силуэты истребителей, рептилоидный водитель межзвездной маршрутки, везущий евреев на окраину галактики, со вздохом нажимает кнопку «Hyperdrive», всем становится плохо, всех качает и тошнит, и где-то на пустынной, убитой, без мебели, без животных и детей, захудалой экзопланетке галактика получает новую надежду. Ну, и тут начинается одноименный эпизод III.