ОРЗ

Каждый раз, когда я болею каким-нибудь безобидным ОРЗ, мне кажется, что я умираю: мои руки истончаются, моя челюсть перестает делать «чавк», мой голос становится глуше, волосы становятся реже. Я думаю — с чем это может быть связано? Я был недостаточно уважителен по отношению к богу? Шутил шуточки, жал лайк под демотиватором «Если ты Иисус — хлопни в ладоши!», слушал death metal, что-то еще? Или дело просто в том, что моя волновая функция коллапсирует, потому что пришло время, потому что таковы значения необсуждаемых глобальных переменных в нашей бесшумно расширяющейся вселенной? Или, может быть, мне просто кажется — шевелится где-то в голове такое подлое чувство, которое испытывал еще когда был малышом: когда лежишь под мокрым одеяльцем, тебя колотит твоя температура, ты сворачиваешься личинкой, смотришь в глубь рисунка обоев, где рассаживаются неорганические альты и гобои, и улавливаешь одним, не заложенным ухом — то ли писк, то ли вой — что-то, заводящееся в липкой евстахиевой трубе, набирающее силу и духовую мощь. Что-то, что только ты один слышишь, пробивающееся к тебе через тысячи неслучившихся, лишних исходов решающих моментов твоей маленькой человеческой жизни, через миллионы неиспользованных хлестких выражений и так и не стекшихся обстоятельств. Через возможные, маловероятные, взаимоисключающие варианты твоего собственного прошлого, наполненного тощими, одинаковыми во всех сценариях твоими собственными очертаниями, к тебе процеживается, выступая на поверхности горячего лба и ступая по животу мягкими кошачьими лапами, почти неуловимое, едва различимое, светящееся тусклой точкой в толще микрорайона в четыре часа ночи, слабое, как сигнал уходящего за горизонт «Вояджера», но все же достаточно разборчивое: «Уважаемый абонент! Ваш баланс меньше 30 рублей. Пожалуйста, пополните ваш счет».

***

С высокой березы падает лист
Он отделяется и падает вниз
В тот самый момент когда от сатурнианского кольца
Отделяется невидимая глазу неживая пыльца
Которая рассредоточивается и забивается между надежными металлическими шестеренками
Исследовательского зонда «Кассини»
Тщательно продуманного и сконструированного и собранного
На побережье Юнайтед Стейтс оф Америка
Которое он позже покинул вися на быстро сгорающей дымовой шашке
По крайней мере так это выглядело издалека
И отражалось в темной глади Индиан-ривер
Что на противоположной стороне Земли от города Королев Московской области
Где собственно почти завершил свое движение вышеописанный лист
И уже нельзя сказать однозначно наверняка
Что верх это действительно верх а низ действительно низ
И только когда ты закрываешь глаза
Оставляя всю видимую вселенную за
Пределами московской кольцевой автодороги
А также Садового и третьего и еще недавно открытого Центрального транспортного концентрических колец
Когда съеживаешься под мокрым одеялом
В одну точку с бесконечной массой и бесконечной температурой
В переломный момент битвы вирусной РНК и антител
Одетых в кое-как скроенные подсознанием костюмы твоих бывших однокурсников и друзей
Задумываешься а что если это не просто ОРЗ
Что если это и есть бесславный конец
В тысячах миллионов километров от Земли
С заклинившим от инопланетной пыли поворотным механизмом
И вместе с разрывом последней водородной бомбы брошенной наугад в армию гриппозных зомби
Ты внезапно пробуждаешься садишься на постели
Спускаешь на паркет дрожащие ноги-палочки
В самом конце запомнившейся только жаром и удушьем недели
Ты лежишь на спине
Уцелевший
Выживший

Очередь в туалет

Приснилось, что я снова вожу свой Mark VIII, приезжаю на нем в какой-то старый город вроде Львова или Питера — с обшарпанными зданиями, брусчаткой, красивой, но задрипанной архитектурой. И внезапно мне начинает дико хотеться сходить в туалет по-большому. Время — ранее утро, все кафе закрыты, я езжу по улицам в поисках общественных туалетов, но ничего не нахожу, и в отчаянии решаю попроситься к кому-нибудь в квартиру. (В реальной жизни я бы посрал на улице, но это же сон.) И вот я захожу в один подъезд (с прозрачными дверями, кстати), и вижу там под лестницей, где обычно ставят коляски и велосипеды, большой красивый унитаз — такой же как дом, потрескавшийся, покрытый пылью, но сохранивший аристократичный вид. На этом унитазе сидит мужик в шляпе. Увидев меня, он улыбается и приподнимает шляпу: «Доброе утро!» Сверху раздается шум — по деревянной лестнице спускаются молодая женщина и ребенок. «Доброе уууутро!» — радостно кричит им через плечо мужик на унитазе. В этот момент раздается громкий пердеж, и ребенок начинает смеяться. Смеется и мама, они подходят к мужику и непринужденно обмениваются какими-то новостями. Мужик, держа в руке туалетную бумагу, делает старомодный жест в мою сторону, как бы представляя меня своим соседям.

— Добрый день! — здороваются они со мной. — Вы сюда, да?

Я понимаю, что ответив «Да», я вынужден буду потом воспользоваться этим туалетом, но ответив «Нет», поставлю себя в еще более неловкую ситуацию, потому что — а зачем еще тогда я зашел в этот подъезд?

— Э-э-э… Простите, я не местный… Скажите, а у вас есть… ЗАКРЫТЫЕ туалеты? — выдавливаю я из себя.

— Простите? — переспрашивает дама.

— Закрытые? — удивленно поднимает брови мужик.

— Ну… — я пытаюсь мимикой и хаотичными жестами передать свои сомнения по поводу интимности процесса.

— Ааааа! — восклицает наконец мужик, театрально запрокидывая голову. — Простите, мы привыкли просто уже. Понимаете, это ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ дом, их строили всегда с туалетами на лестнице.

— Чтобы барин мог проследить за прислугой, — объясняет женщина.

— Да, это вообще для прислуги туалет, но мы пользуемся, — подмигивает мужик.

— А барин у нас вот! — дружно смеются все и показывают на грузного дядьку, спускающегося по лестнице.

— Таааак, что тут у нас?! Очередь в туалет?!! — зычно спрашивает он издалека. — Вот негодяи!!!

В этот момент унитаз освобождается и мужик в шляпе делает очередной старомодный жест в сторону сиденья, как бы приглашая меня занять его место. Молодая женщина смотрит на меня с интересом. Ребенок похихикивает. Грузный дядька преодолевает последние ступеньки и собирается поздороваться со мной за руку. Все смотрят на меня и улыбаются. И в этот момент я наконец просыпаюсь!