Как дела?

Ребят, пожалуйста, будьте оригинальными! Придумайте что-нибудь поинтереснее, чем «Привет» и «Как дела?» Неужели это так сложно?

Ответы на популярные вопросы. Дела хорошо. Красивая, я знаю, спасибо. Нет, не замужем. Да, занимаюсь. Нет, не веган. Нет, не встречались. Не думаю. Даже если и встречались, я не помню тебя. Как можно запомнить всех, с кем встречаешься? Человек не способен удержать в памяти имена и лица коллег, с которыми сидит в одной комнате изо дня в день, что говорить о мимолетных встречах. Нет, конечно, где-то на задворках сознания у меня может храниться твое лицо, но я не знаю, как извлечь его оттуда. Да и зачем? Возможно, мы были знакомы в прошлой жизни — может быть, даже встречались, даже — допускаю — трахались, даже — чем черт не шутит — жили вместе. Может быть, у нас даже были дети, и мы пытались воспитать их идеальными, пытались сделать так, чтобы они, в отличие от нас, не повторяли ошибок своих родителей. Они родили других детей, воспитали их, привезли нам понянчиться на выходные, потом еще раз, потом это вошло в систему, потом эти дети тоже выросли, помогли нас похоронить, через какое-то время у них тоже родились дети, все это повторилось много-много раз, и где-то в цепочке перерождений, на одном из бесчисленных ее витков, наши души вдруг опять дернули со скамейки запасных далеко за пределами материального мира, дернули и отправили нас в очередную командировку в этот материальный мир, в наши новые юные, здоровые и привлекательные тела, рост 180, вес 60, русская, английский свободно, немножко французский.

Ты помнишь, как это случилось — помнишь этот момент? Нет? Я вот помню. Ну, вернее, не совсем помню — потому что это сложно назвать воспоминанием — и не совсем момент — потому что это сложно назвать моментом — но как-то так вышло, что у меня частично сохранились ощущения из той странной бесцветной пустоты, где все происходило. Я была там одна — хотя, наверно, здесь вряд ли применимо понятие одиночества — но при этом отчетливо ощущала повсеместное — если бы это было местом — и одновременное — если бы в нем текло время — присутствие тебя. Тебя и еще кого-то третьего, который был — если бы был — намного старше и мудрее нас обоих. Мы как будто составляли с ним одно целое, но при этом каждый из нас сохранял свою индивидуальность. Мы трое были одинаково близки друг к другу — не в смысле какого-то типа а ля секса втроем — это меня тоже не интересует, если что! — нет, это был другой, не поддающийся описанию союз: мы переливались друг из друга, обогащались друг другом и превращались друг в друга — наша замкнутая система находилась в состоянии полной гармонии и нулевой энтропии, пока однажды ты — да, это точно был ты! — не сделал что-то, что страшно расстроило этого третьего, нашего отца и брата, нашу среду и наш субстрат. Я не знаю точно, что это было, но мне, зай, если честно, насрать. Скорее всего, что-то из тех мерзостей, которые ты обычно делаешь. Не закрыл вход в пещеру, и ночью погиб огонь. Не присмотрел за рабами, и они попередохли от своей чумки. Не поднял руку на стадионе вместе со всеми, и нас поперли с работы. Не следил за составом атмосферы, и всей нашей космической оранжерее пришел конец. Как бы то ни было, зайчик, гармония нарушилась, все полетело к чертям. Лафа закончилась.

Нет, никто не посылал нас, никто не обзывал нас мудаками и ошибками природы, как некоторые любят рассказывать, никто не говорил, что мы обломали ему кайф — нет, просто этот третий внезапно стал отдельным. Он вдруг перестал сообщаться с нами, перестал делиться своим раствором, перестал мешать свою кровь с нашей, он поменял пароли, закрыл нам доступ и пережал воздух. Он откололся и отчалил, оставив во мне зияющую дыру, оставив в тебе острый осколок, оставив нас в открытом пустом черном нелепом невыносимом вакууме — если какое-то понятие тут и уместно, то это именно оно. Мне было холодно, одиноко и паршиво. Ты вроде бы сначала был рядом, но потом я тебя потеряла. Потом я взяла в ипотеку вот эту квартирку, в которой я на второй фотке, и купила в кредит вот эту машинку, в которой я на третьей. И вот я здесь. Привет, как дела? Мне кажется, у меня подходит к концу кислород, так что, пожалуйста, не трать мое и свое время. Мне не важно, на чем ты ездишь и где ты живешь. Мне не нужны твои пошлые комплименты и твои идиотские шутки. Я хочу услышать только две вещи: «Я был неправ» и «Я все исправлю». После этого можем продолжить общение.

Advertisements

Tinder

2014:
— Пап, расскажи, а как вы с мамой познакомились?
— О, сынок, это была чистая случайность. Я пошел в туалет по-большому после совещания на работе, от скуки взял с собой айфон. Там был тиндер, я свайпнул фотку твоей мамы вправо, ну, и… А через пару лет на свет появился тыыыыы!

2005:
— Пап, а как ты встретил маму?
— О, совершенно случайно. Мне дико повезло, сынок. Я зашел в “Гостей моей страницы”, и там среди каких-то шлюх и жирных девиц увидел твою маму. Я сразу влюбился, просто глядя на ее маленький юзерпик. Ее фото профиля еще не загрузилось до конца, а я уже знал, что она будет моей женой.

2001:
— Пап, а как вы с мамой познакомились?
— Аааа… Да вообще случайно! Отправил сообщение “Как дела?” на 8989 со своим ростом и цветом глаз, мне пришел ответ от девчонки — я тогда еще не знал, что через год мы окажемся в загсе, а через два родишься ты…

1995:
— Пап, а где ты маму встретил?
— Сынуль, чистая случайность! Созванивались с другом после института, и тут в разговор случайно две девчонки вклинились — видимо, на АТС не так соединили… Ну, и мы как-то начали с ними болтать, потом договорились о встрече, то-се, решили сделать двойное свидание…

1980:
— Пап, как вы с мамой познакомились?
— Случайно. В очереди в универсаме за ней место занял, сам отошел в булочную рядом, пока ходил, там женщина подошла, а она говорит: “За мной мужчина”. А женщина та: “Какой мужчина?” И тут я возвращаюсь с батоном. И она вдруг возьми и выпали: “Тот самый…”

1950:
— Бать, а как вы с мамой познакомились?
— Случай, сынуль. На производстве когда работал, она к нам пришла машинисткой. И как-то сразу я понял, что нас с ней судьба свела. Познакомились, свидания, любовь. Ну а потом поженились.

1937:
— Пап?
— Тссс, сынуль. Спи.

1837:
— Papa, скажите, а как вы встретили maman?
— О, мальчик мой, нам невероятно повезло — в этом не было никакой нужды, так как мы знали друг друга с пеленок. Нам было предначертано быть вместе.

1700:
— Отец, а как так вышло-то, что вы с матерью-то оженились-то?
— Да кто ж его знает, сыночек. А так подумать-то: с кем еще было-то? Манька была бесприданница, ни лошадей, ни двора, ничего, Прасковья обещана Петуховым, меня с матушкой-то сама судьба и свела.

1100:
— …
— …

500:
— …
— …

-500:
— …
— …

-2000:
— Откуда у нас эта женщина, пап?
— Не помню, сынок. А что?

-4000:
— …
— …

-10000:
— Грррр! Уааарррррргххх! Хааээээуууууу!
— У! У! У! МИИИААААЭЭЭЭЭЭЭРРРРГХХХХХХХ!!!! У! У! У!!!

-20000:
— Пап, слушай, а как вы с мамой познакомились?
— А? Ну, как-то раз пошел после совещания в туалет… Ну, дома еще, до перелета. И тут мне майнд-сканер сообщает, что есть новая свободная любовь. Ну, я подумал “Почему нет”, и влюбился. И вот теперь мы все вместе здесь, в нашем новом доме…

Private Pictures

Посмотрите ваши новые рекомендации для подмигиваний.

Ваше сообщение “Привет” не удается доставить адресату. Попробовать еще раз?

Ваше сообщение “ахахаха ЛОЛ ЛОЛ ЛОЛ блять я ржал сука ахахах))))))” не удается доставить адресату. Попробовать еще раз?

“Зая ты такая милая и нежная, мне хочеться сейчас прижатся к твоему носику и терется об него своим……” не удается отправить. Повторить отправку?

Превышен интервал ожидания для сообщения “Я начинаю циеловать твои соски немного покусывая…”. Нажмите, чтобы повторить попытку.

Превышен интервал ожидания для сообщения “Я начинаю целовать твои сосочки, немного покусывая их))”. Нажмите, чтобы повторить попытку.

“Ты где?” не удается отправить.

“Ты где блин?!” не удается отправить.

Вы не можете отправить сообщение “Милая прости меня пожалуйста” потому что пользователь заблокировал вас.

Вы не можете общаться с этим пользователем.

Переписка недоступна.

Переместить “Мы/Поездка в Париж 2012” в корзину?

Переместить “Мы/Свадьба Светки” в корзину?

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

Вы не можете переместить объект “Мы” в корзину, потому что владелец объекта сделал его недоступным для вас.

Вы не можете изменить объект “Мы”, потому что владелец объекта не делится им с вами.

Вы не можете скопировать объект “Мы”, потому что владелец объекта ограничил доступ к нему.

Вы не можете оставлять сообщения в хронике этого пользователя.

Ты даже не представляешь, как клубок я тебя

как глубоко я тебя молоко кофе

я тебя люблю

и гавнище

и как мне щас

сейчас одиноко. Прости меня божественная

пожалуйста милая. На 10

Надеюсь ты это прочитаешь.

Ваше сообщение “Ты даже не представляешь как глубоко…” появится в папке “Другое”, потому что у вас нет общих друзей с этим пользователем.

Ваша открытка “ДЛЯ МОЕЙ ЛЮБИМОЙ И ЕДИНСТ…” отправлена. Проверьте статус заказа.

Ваш букет “Не такой как вс…” сейчас собирается. Хотите ли вы добавить нежные слова?

OPLATA-FLOWERS-NETAKOYKAKVSE & NEZHNYE-SLOVA "YA LYUBLYU TEBYA" SPISANIE 9990 RUR

Поздравляем! Ваш букет “Не такой как вс…” доставлен лично в руки.

Сообщение просмотрено.

Вы не можете общаться с этим пользователем.

Переписка недоступна.

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

Посмотрите ваши новые рекомендации для подмигиваний.

Вы и Анна понравились друг другу. Отправить сообщение?

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

У вас нет доступа к папке “Мы/Private Pictures”.

Копирование “Мы/Private Pictures”.

1 новое сообщение.

Входящий вызов от “Солнышко”. Принять?

Вы действительно хотите удалить “Анна” из пар навсегда?

1 новый запрос на добавление в друзья.

Дневная электричка

Я еду из Москвы на дневной электричке, 14:10. Час пик еще далеко, народа почти нет, по вагону рассредоточились, стараясь не нарушать невидимых границ городского одиночества, пять человек. Как они ни старались сесть дальше друг от друга, все равно получилось кучкой.

Тихо. Мотор еще не завелся.

— Але? — говорит мужской голос в металлической, чрезмерной тишине вагона.

Снаружи вокзал, шум, центр, бытовки таджиков, высотки в тумане, грохот поезда Пекин-Москва, шедшего сорок лет, голос продавщицы хот-догов, всхлипы матери, крик ребенка, объявления по громкой связи для заблудившихся провинциалов. А внутри белого и светлого вагона — тишина, отрезанная от всего этого пневматическими дверями, которые открываются нажатием на кнопочку снаружи. Но нажать на нее некому, и пять пассажиров левитируют в тишине, глядя каждый в свой смартфон, газету и планшет.

— Але, — повторяет мужчина. — Зай?

Где-то там, во внешнем мире, есть телефон, вокруг которого, обвившись проводом, как эмбрион, плавает женщина, у которой в руке трубка, которая слушает и слышит только помехи, безжизненный белый шум, реликтовое излучение, нормальный фон, усредненный показатель тишины. Она хочет услышать своего мужа, но слышит только тишину.

В этой тишине она различает, как работает телефонная линия, как идет ток, как щелкают выключатели на АТС, как девушки в цветастых платьях из 70-х порхают по залитому солнцем футуристическому залу с огромными угловатыми машинами, перетыкая штекеры из одной дырки в другую, чтобы соединить абонентов города-миллионника. Как работают турбины и дымят большие серые градирни на атомной станции, чтобы обеспечить током телефонную станцию. Как в просторной столовой атомной станции стучат ложками техники и инженеры во время обеда, обсуждая скудные новости закрытого территориального образования. Как воет ветер в коридорах недостроенной больницы возле платформы «Ховрино» на окраине Москвы, где должны были стоять большие, блестящие тусклым блеском престижа современные установки МРТ и позитронно-эмиссионные томографы, вставая из которых пожилые, но подтянутые и белозубые столичные пенсионеры должны были энергично трясти руку доктору, продлившему их счастливую пенсионную жизнь еще на 50 лет, а смеющиеся дети трех поколений на заднем плане — все вместе составлять из разноцветных кубиков слова «ЗДОРОВЬЕ» и «ОПЫТ».

Но вместо этого на покрытом стильной плесенью подоконнике у выбитого окна с видом на индустриальный постапокалипсис позирует ню, немного дрожа от холодного ветра, модель по имени Алина. Ее гладкие худые ноги в туфлях на высоком каблуке выигрышно контрастируют с чудовищной разрухой, думает фотограф Андрей, который лежит на полу и делает снимок за снимком, пока Алина привычно меняет позы.

Андрей — один из сотен, если не тысяч, московских фотографов, которые считают, что обнаженная натура и заброшенные здания — это находка. Ему не нужны какие-то особенные позы, Алина дает ему базу, так это называется у постановщиков, и этой базы ему достаточно, чтобы захватывало дыхание и губы неловко повторяли услышанные на мастер-классах фразы профессиональных фотографов: «Да, да, хорошо…», «Посморели в сторону…», «Голову чуть ко мне, работаем…», делая его больше похожим на оператора-режиссера гастарбайтерского порно. Он заплатил Алине 5000 рублей за три часа съемки, и сейчас второй час на исходе. Где-то звонит телефон.

Где-то в герметично задраенном вагоне электрички на Ярославском вокзале хмурый мужчина настойчиво набирает номер абонента, с которым у него никак не получается соединиться.

Где-то в вакууме Подмосковья витает его жена, настойчиво вслушивающаяся в тишину.

Где-то в глубине коридора недостроенной ховринской больницы, где виднеется краешек фотосумки, мигает экран айфона.

— Я отвечу? — почти утвердительно говорит Алина, уже спуская ногу и показывая пальцами, как она пойдет за телефоном и поговорит по нему.

Андрей отрывается от видоискателя и смотрит на ее сосок, опасно приближаясь к границе, которая отделяет увлеченного фотографа от хищного самца.

— Да, конечно, — говорит он.

Голая Алина кивает и элегантно бежит по коридору, цокая каблучками. На опустевший подоконник смотрит самец. Есть ли у меня шанс с ней, думает Андрей. Ведь я заплатил ей, думает он. Как шлюхе, можно сказать, продолжает он. Даже дороже, размышляет он, вспоминая, как они с друзьями угорали над разворотом журнала «Флирт». Если я накину еще столько же, согласится ли она сделать мне минет, думает Андрей.

Прямо тут, в углу комнаты, он будет стоять у стены, а она опустится на корточки, все так же в одних туфлях, расстегнет ему джинсы и отсосет. Потом она игриво вытрет рот и скажет ему, что он симпатичный, и что потом пусть пришлет кадры со съемки, она выложит их у себя в Контакте, там у нее много подписчиков, и ей приятно, и ему дополнительный пиар. Но глотает ли она, задается вопросом Андрей. Или за это тоже нужно доплачивать, как шлюхам? Алина идет обратно, издалека махая рукой Андрею. А если у нее есть парень? Может, она вообще замужем? У такой красотки наверняка должен быть мужик. Красивый, накачанный, богатый. Или некрасивый, дряблый. Но очень богатый. Иначе не бывает. Но это необязательно означает, что она не сосет за деньги, лихорадочно прикидывает Андрей.

— Извини, пожалуйста, — говорит Алина, мило улыбаясь и забираясь на подоконник. — Можем продолжать.

— Кто это был? — неожиданно для себя спрашивает Андрей. Как будто он ревнивый муж, которому Алина обязана отчитываться обо всех своих телефонных звонках. Он густо краснеет.

— Да, ошибся кто-то номером! — просто и по-деревенски певуче, с едва уловимым архангельским акцентом отвечает Алина. — «Але-але…», ничего не поняла. Не знаю, кто это!

Она располагается на подоконнике, ветер треплет ее волосы, она смотрит на свою грудь, потом на Андрея, и почти по-мальчишески спрашивает:

— Ну чего, погнали дальше?

Секс в костюмах панд в глобальном времени

Всегда интересовал такой вопрос: есть ли во вселенной ГЛОБАЛЬНОЕ ВРЕМЯ? Вот, представьте себе эксперимент. Две семейные пары живут на разных планетах на расстоянии одного светового года друг от друга. Одна пара посылает другой радиограмму, в которой предлагает им заняться сексом в костюмах панд ровно через 10 минут (предположим, что сигнал идет со скоростью света). Поскольку все четверо извращенцев делают такие вещи регулярно, они понимают, что это значит. Первая пара, отправив сообщение, засекает год и 10 минут, после чего переодевается в панд и начинает дико пороться. Вторая пара, получив радиограмму, засекает ровно 10 минут, тоже переодевается в панд и порется.

С точки зрения Бога-сына, в тайне от Бога-отца зазумившего на эту сцену на своих божественных Гугл-картах в некой удаленной небесной канцелярии, откуда видно всю Вселенную сразу, половые акты происходят одновременно. Ну, как если бы две пары кроликов делали это в разных углах двора.

У самих партнеров такого ощущения нет. Вернее есть, но оно скорее виртуальное. В действительности они не могут быть на 100% уверены, что их радиограмма дошла, что их друзья живы, что не наебали их и т. д.

Вопрос: можно ли сказать, что все вещи во вселенной существуют и происходят на самом деле одновременно? Ведь, по идее, всю относительность вносит человек, который говорит, что если что-то не прошло через его восприятие, то этого не было. Когда я об этом думаю, у меня закипает мозг!