Междугородний автобус

Если ты живешь в Подмосковье, ездить в Москву по утрам гораздо лучше на междугороднем автобусе, чем на электричке.

Электричка – она, конечно, типа, быстрее и на ней, типа, никогда не опоздаешь, но у нее есть огромное количество неочевидных минусов, которые полностью уничтожают все преимущества.

Во-первых, чтобы “никогда не опоздать”, ты должен встать в определенное время – не между 6 и 6:30, по настроению, а, сука, в 6 и только в 6. Чуть вздремнул – получил хер на воротник, а не дружеское рукопожатие босса, уважение коллег потеряно, премии лишился, жена ушла.

Во-вторых, за скорость и пунктуальность электрички ты платишь ежедневным унижением, даже уничтожением своего Эго. Ведь тебя не просто заталкивает в вагон мощная бюджетница или бескомпромиссный снабженец, которым физиология не позволяет опоздать на работу. Ты не просто задыхаешься в мрачном тамбуре, пытаясь уцепиться взглядом за мелькающие в просветах между телами кусочки хмурого утреннего пейзажа и выкручиваешь шею, лишь бы не смотреть на дышащее ненавистью лицо прижатого к тебе пацана, каждая мышца которого как бы говорит тебе: “Только притронься к моему члену, пидор!!!” Ты не просто вынужден терпеть все эти издевательства, но еще и давиться в маршрутке, которая везет тебя до станции, давиться в очереди за билетом, быть сметенным паническим потоком тех, кто, услышав гудок поезда, с ужасом понял, что билет уже не купить, и, надо решаться, была не была, ээээээх ма, вперед,на амбразуру, Гитлер капут, дурьхь турникет, охрана нихьт шиссен, вир зинд руссише зольдатен, ах ты руки, ах ты падла, нннннааа головой, ты смотри сука до чего женщину довел, у нее ж припадок!!! Врача!!! Врача!!! Кто-нибудь, остановить поезд! И голос машиниста: “Отпусти стоп-кран, ты, бля… Сотрудники полиции, пройдите во второй вагон!”

Advertisements

Для скептиков

Мне часто говорят, что я “выношу мозг своей политикой” и “шел бы лучше работать”. Эти две формулы в разных видах встречаются в арсенале многих аполитичных (или стоящих на грани аполитичности) людей. В общем случае это означает: “Оставьте меня, я так устал от вас!”

Перед вами стоит, зажмурившись и закрыв уши руками, хорошо одетый и приятно пахнущий взрослый человек с изможденным ипотекой лицом. Он просит: “Пожалуйста, не суйте мне газету Навального, я читаю айпад”. (Мне однажды так сказали, когда я агитировал в метро.)

Другой вариант: вы видите успешного бизнесмена, подтянутого и свежего, со своими странностями, серьгой в ухе и особой любовью к Кришне, он трезв и разумен, в его глазах читается мудрость, и почерпнута она не только из Бхагавад-гиты, но и из личного жизненного опыта, общения с госслужащими и социальными службами. Человек работал “на земле”, он видел коррумпированную государственную машину в лицо, и он твердо говорит тебе: “Пожалуйста, не показывайте мне расследования Навального, я мог бы вам возразить, но вы не поймете моих аргументов в силу их узкоспециальности и вашей некомпетентности”.

И, наконец, третий вариант. Вас с силой отталкивает неопрятный мужчина с выпроставшейся из брюк рубашкой и офисной сумкой SANACO, его лицо искажено злобой, от него пахнет трудоднями и вечерней “Балтикой №9”. Он говорит вам, ожесточенно поправляя съехавшие очки (как поправлял в 91-м, когда голосовал за Ельцина на первых демократических выборах): “Да пошел ты со своими выборами! Клоунада, блять. Еще и выбирать надо из этого цирка. Ну на хер!”

И все трое остаются дома 8 сентября. Один листает каталог “ИКЕА”, помогает сыну собрать радиоуправляемый вертолет, второй вдыхает кокс или медитирует, третий с ненавистью заколачивает дырки в заборе у тещи на даче.

Собянин побеждает, ракета падает в болото, раздается “бульк”, и мы с друзьями-романтиками идем строить новую.

Сегодня, к счастью, еще только 5-е число, и все, что я описал, это просто плохой сон.

Мои дорогие, любимые скептики. Я хочу попросить у вас прощения за все дискуссии, во время которых я закидывал вас аргументами, а вы от них уворачивались, словно от жужжащих сгустков дерьма, за все посты, в которых я стыдил вас за нежелание выходить на улицу и ставить палатку на Болотной. Простите меня за все это.

Я хочу попросить вас только об одном. Ведь мы же с вами все интеллигенты, правда? При всех наших различиях — мы читаем одни книги, слушаем одну классику, любим одних художников и восхищаемся, так или иначе, одними историческими фигурами. Мы все за свободу и демократию, при которой власть ротируется, чиновники сменяются и не присасываются к “кормушке”, а если присасываются, то их смывает струей выборов, как банный лист с жопы.

В России проблема — струя ослабла. Кран заржавел, надо поднажать. Одной рукой это сделаешь, да и двумя не получится — нужны миллионы рук, миллионы ног на улицах всех городов страны. Нужны палатки, мирный протест, бархатная революция, майдан, досрочные выборы, реформы, все, как вы любите. Это все не получится сразу, здесь много разных кнопочек и рубильничков, которые нужно включить и нажать, нажать и держать, чтобы, как в кино, приборная панель заглохшего космического корабля замигала разноцветными огоньками и раздался звук запустившихся двигателей.

Выборы мэра Москвы — это одна из таких кнопочек. И все, о чем я вас прошу, мои милые скептики — это нажать на нее. Откинуться в кресле. Закрыть глаза и расслабиться. Остальные мы сами будем нажимать, мы пойдем на митинги, понесем флаги, транспаранты, палатки поставим, мы будем пытаться запустить наш корабль дальше, пока остается кислород. И я верю, что у нас получится. Только с вашей помощью, друзья. В конце концов, мы же все один экипаж, и мы вместе застряли на этом безжизненном спутнике Сатурна. Помогите нам одним движением, чтобы мы поскорее вернулись домой.