Doom

Винсент, человек в бронекостюме и шлеме с респиратором, стоит у скользкой стены, сжимая в руках липкую винтовку. Его сердце, единственное теплое и алое в этом холодном зеленом мире, стучит и изливается страхом и паникой. За углом с тупым роботным жужжанием складывается биомеханическая нога огромного железного паука, на спине которого покоится мозг, окруженный пулеметами. Паук реален, реальны стены и балконы, лестницы, ведущие на них, пузырчатое небо, бассейны с лавой, реальны огнедышащие головы с опаленными ярко-синими ртами, держащиеся в густом воздухе этой странной страны.

Через секунду нога выскочит из-за стены, а еще через несколько мгновений пулеметы начнут стрелять бегущему Винсенту в спину. Он будет бежать зигзагами, но пару пуль все равно подцепит, и перед глазами у него дрогнет красная пелена, а в респиратор выльется красная слюна. Винсент найдет широкую дверь, поднимет ее, убьет из винтовки слабого человека и сядет в углу безоконной комнаты на ящик, сядет отдохнуть, вытереть слизь с блестящих рук.

Он попытается подумать о своей матери, но его мать не будет подходить к условиям этого мира, он попытается подумать о своей сестре, но его сестра не будет подходить к условиям этого мира, он захочет вспомнить свой город, но его город окажется невместимым в фауну этого мира. Так Винсент поймет свою пришлость, свою враждебность и непереносимость для живущих здесь существ и текущих здесь жидкостей.

Дверь, через которую он вошел, вновь откроется, и на пороге возникнет слабый человек с ружьем, нацеленным на Винсента. Винсент попытается с ним заговорить, но красная пелена и красная слюна будут литься ему на глаза; он вынужден будет застрелить этого человека. Затем он услышит совсем близко жужжание железных сухожилий и увидит в дверном проеме ногу паука.

Он убежит, скроется по винтовой лестнице, проедет на лифте, пройдет по длинному коридору, и неожиданно выскочит на скользкий (как все поверхности, которых он касается) балкон, висящий над огромным полем. Из поля будет торчать колонна, а на колонне Винсент увидит Сатану, целящегося в него из гранатомета. Он успеет увернуться, успеет еще раз, рискуя жизнью, взглянуть на того, кого не мыслил вживе, успеет разглядеть его блестящие рога и треугольное лицо, биомеханику ниже груди и новую ракету, наклюнувшуюся в дуле обрубленной правой руки. Затем Винсент услышит очередь и получит осколок в губу.

Он будет бежать, роняя кровяные блины на пол, время от времени наступая в лаву, пригибаясь, чтобы не поймать острый луч, бегом по светлой анфиладе, простреливаемой со всех сторон, ползком, нырком, и на последнем издыхании кубарем в темный коридор, занятый рваноротой зубастой головой.

В самом конце Винсент, весь иссеченный и рычащий, будет с оскалом до кровавых десен всаживать пули в эту голову, пока она не осядет на пол бескостным желе, а потом, оторвав подошвы от пола, помчится в зияющую светлую дыру, где его подхватят врачи.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s